Меню
16+

Сетевое издание «Избербаш-инфо». Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-69158 от 24.03.17 г.

17.03.2020 16:31 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Брат

Автор: В. Шевцова.

Вспоминается Юбилей 30-летия Победы. Идет сюжет по Дагестанскому телевидению о победителях той черной войны. У экрана собрались и стар, и мал, кто познал войну, и кто не знал ее вовсе.

С экрана смотрит молодой, с вьющимся из-под пилотки чубом, мой брат Иван Шевцов, с доброй, открытой улыбкой.

И у экрана сидит он (правда, уже совсем не тот, что на экране) – и полноват, и с залысинами, и убелен сединой, только та же улыбка и грудь вся в орденах и медалях. А рядом, притаившись, тихонько всхлипывает совсем седая мать – ­та, что всю войну умела ждать его такого родного и хорошего.

Сегодня его нет, но память о нем жива до мелочей, и… нахлынули воспоминания:

Темная коморка в наспех построенном перед войной доме под горой на кутане из камыша, без электричества; в комнате накурено, много мужчин и пожилых, и молодых; вокруг суровые лица, в глазах отца, мамы, старших сестер и младшего брата слезы. В нашу детскую комнату доносился его голос – прощай любимый город, еду на фронт…

Многодневные дежурства на вокзале, чтобы еще хоть разочек взглянуть на него. Эшелон формировался в Каякенте. До вокзала добирались пешком и дежурили сутками. Где-то на 3-и сутки на Каранайаульском повороте эшелон замедляет ход, на ходу с подножек соскакивает Иван, наспех всех целует со словами: «Либо грудь в крестах, либо голова в кустах…».

И надолго уносит его состав в ту черную темень войны.

Сколько раз потом у Бога прошено было за него – сыночка и брата нашего хорошего…

Было все – тревожные в ожидании и короткие в тексте, но всегда такие долгожданные письма с фронта и даже… похоронка. Лишь на 4-е сутки разобрались в военкомате – мол, «ошибочно», не по адресу. Ужас парализовал всех в доме, не верили даже «ошибке», пока не пришло письмо: «…Жив, здоров …».

– Лишь бы жив! Лишь бы жив! – молили за него.

Освобождал Польшу, Чехословакию (много воспоминаний было о гостеприимстве и доброте чехов, в какой-то семье даже девушку-чешку в жены предлагали), но «…Россию – маму никогда я на эту Вену не сменю», – так любил напевать Иван.

При форсировании реки Одер был простужен, кратковременно отлежался в госпитале, и снова фронт до самой Победы.

После демобилизации рвался скорее домой – на подножках поездов, в кузовах автомашин, скорей-скорей, а вернулся домой…умирать. Страшный диагноз поставили врачи в его-то 23 года, подчистую списали… А в доме холод, голодно и только его воля, да мольба родных помогли выжить, хотя эхо войны отдавалось до конца его жизни.

– Помирать нам рановато, – напевал он.

Он любил Жизнь, любил горы, лес, море, песок, любил детей. До войны и первые годы после ее окончания был незаменимым пионервожатым, начальником первых пионерских лагерей, возглавлял ОСВОД, любил музыку, играл в городском духовом оркестре, самоучкой играл на баяне (и здорово получалось!), задушевно пел.

С детства любил мастерить (еще в детском саду в «мертвый» час убегал в кусты и что-то там мастерил), увлекался авиамоделизмом. Мечтал стать летчиком (рост вот подвел), а оказался на фронте связистом. Служил в войсках связи, обеспечивал связь со штабами воинских частей.

Доучивался уже в зрелом возрасте, имея троих своих учеников, шутил: «Нельзя отставать от молодых!».

Окончил вечерний механический техникум при заводе. Последние годы работал старшим диспетчером на ДагЗЭТО, до того возглавлял Вторчермет.

В семье был опорой родителям в тяжелые послевоенные годы: и в работе, и в воспитании восьмерых младших. Это был необыкновенный сын, любимый старший брат, наставник, друг и товарищ.

Учил выживать в трудные минуты, не поддаваться мелочам жизни, быть смелым и справедливым, учиться и учиться...

В наших сердцах он так и остался навсегда молодым, но старшим братом.

Уходя в свой последний путь, в самый последний день, когда уже отнялась речь, он отказался от услуг носилок, и с машины скорой помощи подал нам знак рукой – мол, все будет хорошо, и мы еще споем…

Он и в мир иной уходил с улыбкой, будто завещая молодым – жить и верить в лучшее!

Умер в марте 1982 года.

Безвыездно проживал в Избербаше с 1937 г. (за исключением фронтовых лет). Здесь и похоронен.

Малиновый звон на заре

Несется по грустной Земле,

Что вспомнила юных солдат,

Сынов, чьих-то братьев, ребят,

Вспорхнувших с военных полей

В печальный тот клин журавлей…

Вечная память и низкий поклон участникам и ветеранам Великой Отечественной войны – и мертвым, и живым!

Пусть во всех уголках нашего города и во всю мощь звучат в День Победы недопетые песни наших солдат, песни-баллады о них.

И пусть подхватят их недопетые песни молодые сердца и голоса нового поколения...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2